Subscribe & Follow

  • Русский (ru)
  • English (en)
Из моего окна

imageЯ, с любой точки зрения, — сравнительно молодой эмигрант: мне — 30, и в чужой стране я меньше 10ти лет. Уехав в Америку, увезла с собой добрые и дорогие моему сердцу воспоминания о стране, в которой я родилась, и о городе, где проходили мои самые яркие молодые годы — Москве. Меня всегда окружали интересные люди, а я, будучи очень молодой, смотрела на всех и всё пожирающим пытливым взглядом. Меня интересовало моё настоящие и свежие эмоции на момент, но никак не глобальные вещи… Вроде языка. Кто на него смотрит? Кто его слушает и слышит, когда живет в стране, на языке который говорит? Я, как и миллионы других русских людей пользовалась им как воздухом для жизни, как инструментом в простых, ежедневных задачах. Помню свою учительницу по литературе в школе (кажется, она была из Ленинграда), которая плакала, когда рассказывала, что слышит на улицах из уст молодых упрощение и сужение родного языка на фоне расширения и гостеприимства иностранному словесному мусору, как сильно ранят ее унижения родной культуры в виде названий спиртных напитков именами великих писателей и художников, а мы — глупые, прыщавые подростки смотрели на нее с улыбкой и полным непониманием. Знаете, а она ведь никогда не уезжала за границу, она просто страдала болезнью потерянного в пространстве интеллигента, который живет как рыба на суше, задыхаясь от давления «глобальной культуры».
Как человек, который не курит, я чувствую запах сигарет за версту, и именно по аналогии с этим примером моя эмиграция прорезала во мне слух к чистой, незабываемо красивой, совершенно уникальной русской речи. Я стала голодать по ней. Не будучи в состоянии встретить достойного носителя языка в своих американских буднях, я рвалась назад: звонила старым друзьям, родственникам, просто знакомым и натыкалась на то, что, может, я раньше не замечала, а может — так случилось совсем недавно: но люди разучились правильно говорить на родном им русском языке! Я даже не говорю об ошибках в грамматике или пунктуации, все мы пропускали уроки, но о смешно смотрящемся со стороны, подражанию чужеродному языку. Не хочу списывать подобное на качество российского образования, ведь старая школа учителей еще не вымерла целиком и полностью, скорее скажу, что во многом виной тому информационная агрессия запада, а самую яркую роль в ней играет Америка с ее Голивудом, примитивной массовой музыкальной культурой, ее демократическими и либеральными движениями, навязываемыми всему миру. Равнение и преклонение перед западом с его бесконечным (и одновременно жутко конечным английским) стало для меня очевидной проблемой и болью. Моя страна потеряла стержень, своё уникальное лицо, свою собственную ценность для себя самой и находится в поисках примеров для подражания… Мой голос почти дрожит…
Полгода назад я позвонила своему другу детства поинтересоваться как дела, узнать какие-нибудь новости, а в ответ на свои истории о куче детей и переезде за океан, услышала жуткие «Oh, my God!», «that’s cool» и т.д. Меня в тот момент просто передернуло. И это говорит человек живущий в России!?
— Макс, это я в Америке живу, а не ты! Ты почему так разговариваешь?, — вырвалось у меня…
Представляете, он обиделся! На этом, кстати, наше общение закончилось.
Каждый день я открываю компьютер и читаю «блогеры», «гаджеты», «лайки» «кластеры», «луки», «топики», «корнеры», «хорроры», «селебрити», «драйверы» и прочие английские новшества. Многие журналисты даже не знают, как точно эти слова используются в английском языке, зато смело строчат их в русских печатных и интернет изданиях. И хочется крикнуть: Люди! Очнитесь! Зачем Вам это?
Господа с высоких постов вещают через голубой экран так, что хочется закрыть глаза и уши, а массовая развлекательная индустрия в резкой форме отменяет всем известную фразу из «песни слов не выкинуть». Еще как выкинуть — и все! Неужели я говорю «как бабушка»? Нет, я говорю как эмигрант из страны, которую мне приятно вспоминать, но к сожалению на этом всё. Грубая, нелепая, до хруста в костяшках пальцев ошибка быть похожими на «них». У русских есть всё, что нужно для того, что бы не быть, а остаться особенным народом с его языковым даром! Русский язык богат описаниями, синонимами в боле чем достаточной форме. Что за мнимый страх показаться немодным, отсталым, если не употребить английские слова? Почему теперь стыдно говорить на родном языке?! Я не против заимствований, но не из помойной урны дешевой рыночной культуры с отсутствием всяких ценностей, кроме быстрых денег ни за что, женщин с искусственной грудью и дорогих машин. Русский язык — это красивый, глубокий праздник, удовольствие, которым стоит наслаждаться каждый день в кругу семьи и дарить его лучи света окружающим. Быть носителем такого языка — уникальность, неповторимая ценность в мире однообразия под названием «cool and not cool»… Моим старшим детям 4 года и они говорят только на русском потому, что я ценю его. Сложный русский легко забыть, а простой английский легко подхватить как заразу, но мы живем в этой стране и нам это можно и в утилитарном смысле даже нужно, а Русским — нельзя! Нельзя терять свою культурную индивидуальность, самобытность и уникальность! Никак нельзя! Никак!

18 комментариев

  • алексей:

    Браво! А дети многих эмигрантов по русски даже разговаривать не хотят.

  • Karina:

    Лида, привет! Натолкнулась на этот твой старый пост (ой, заметку:) и вспомнила твою фотографию, где ты с детьми сидите за столом и учите английский. Твои дети разве не двуязычные? Или вы только по-русски говорите дома? А тогда на каком языке детки общаются с папой? Спасибо за ответ, просто стало интересно, как другие решают проблему сохранения родного (русского языка) детей в иноязычной среде.

    • Привет! Мои дети пока говорят только на очень хорошем русском. Таков наш план. До 5 лет мы учили только русский. Мне необходимо было заставить детей думать на этом языке, создать им свой собственный «языковой укромный уголок» , куда всегда можно будет убежать. Русский очень легко забыть( посмотри на русских эмигрантов в Америке, но трудно выучить. Особенно трудно научить детей читать и писать. С этой задачей мы пока справляется на 5+. Муж у меня русский, няни тоже. Мир внутри дома — уникальный пример,когда одна культура существует в другой без вреда для обеих сторон. Несколько месяцев назад я стала обучать их начальному уровню, так как школа уже не за горами. Посмотрим, что будет дальше, но окружающие примеры говорят о том, что английский (как зараза) прилипает быстро;))).

      • Karina:

        Спасибо за разъяснение. У нас чуть-чуть другая ситуация: я живу в Бельгии и двуязычие с рождения является абсолютно нормальной практикой, т.к. в Бельгии 3 официальных языка, поэтому опыт двуязычия накоплен огромный. Мои оба ребенка с рождения двуязычные с преобладанием русского языка до 2.5 лет, т.к. большую часть времени проводят со мной. Нидерландский понимают прекрасно, и при необходимости разговаривают на нем как носители, т.к. папа — бельгиец. С 2.5 лет у нас начинается т.н. «прешкола» и тут, конечно, нидерландский начинает преобладать, учитывая, что дети проводят там большую часть дня (с 8:30 до 15:30). У старшей дочери, в принципе, это не повлияло на оттеснение русского нидерландским, а вот у младшего сына появилось какое-то отторжение русского языка. Он отказывается говорить по-русски, на вопросы, заданные по-русски, отвечает по-нидерландски, хотя все прекрасно понимает и по-русски. Я это объясняю «легкостью» нидерландского в сравнении с русским языком, многие слова гораздо короче, поэтому детки быстро переключаются на более «легкий» язык. Так что да, я согласно с тобой, что русский язык трудно выучить, но легко потерять. Надеюсь, что более высокий порог в 5 лет поможет преодолеть тебе эту проблему. Хотя, я склоняюсь, что многое зависит от характера и желания самого ребенка , а как же иначе объяснить разное отношение при одинаковых условиях воспитания?

        • Я много слышала таких историй от разных национальностей. Очень часто дети, которые старше, говорят лучше, чем дети, которые младше. Ребенок младший видит и слышит больше иностранного в неосознанном состоянии, чем старший в его возрасте, так как у старших уже есть друзья местные, они выставляют «чужие» слова в язык. Старшие дети для младших- авторитет и чем больше язык вливается в дом на базе дня, тем быстрее младший сойдет » с нужного пути». Моя знакомая из Кореи говорит, что разница между ее детьми огромная. Старшая ближе к корейской культуре, младшая же вся в американской. Родители тоже влияют. Мы отдаляемся от своих корней медленно, но верно. Так старшим детям, на фоне еще нашей свежей любви к «Родине», достается больше знаний об этом, младшие же идут по «легкой программе». Разумеется, английский легче русского во много раз, а лень возраста не знает и дети будут выбирать самый простой вариант, а значит иностранный.

          • Елена:

            У меня есть знакомые, которые уехали в Швейцарию когда сыну было 14, а дочери 6 лет. Так вот у дочери все равно были проблемы с русским (я ее видела уже в 13 лет), она даже говорила с ошибками, постоянно вставляла немецкие слова (так как не знала, как по-русски сказать), на вопрос матери могла ответить по-немецки. Но с ней, видимо, после переезда никто не занимался. Наоборот, все радовались, что она быстро освоила местные языки. Зато у сына были проблемы с немецким.
            Так что занятия русским лучше не оставлять, по крайней мере до подросткового возраста.

  • Karina:

    Да, я согласна, что мы в какой-то степени нередко больше «инвестируем» в старшего ребенка, да и сами находимся под нарастающим влиянием окружающей среды. Здесь добавим здоровое желание интеграции, плюс общение в семье на другом языке между родителями (если муж не русскоговорящий), да и лень, которая властвует над любым возрастом:). Терпения нам и сил в нашей нелегкой борьбе!:))

  • Lidia Loskan:

    Lida, moya tezka :), ya zhivu za granicej chut bolshe goda, odnako tak zhe kak i vy owuwaju nehvatku rodnogo, chistogo yazyka. Chitaju klassiku 🙂 blago chto u roditelej muzha bolshaja biblioteka s knigami na russkom 🙂
    zhelaju vsego vam samogo horoshego, rada chto est lydi kotoryh tozhe zabotit sudba yazyka.

    (prostite, net russkoj klaviatury 🙁 )

  • Мария:

    Лида, а с какого возраста ваши дети читают? С какого возраста , на ваш взгляд, детям надо самим читать и писать? Спасибо

    • Тройне сейчас 5,5 лет, и они только сейчас начали нормально читать и писать. Нет пределов. Если Вы научите читать раньше, то будет чудесно.

  • Светлана:

    Добрый день! Согласна с автором. Есть такая проблема в России. Ненавижу когда при мне кто-то заказывает в ресторане или кафе — джус. Все мои друзья и знакомые это знают, поэтому всегда говорят — сок. Когда просят забукировать билеты в театр. Когда вокруг только и разговоров, что о селфи, гаджетах и селебрити. Но проблема не только в языке. Проблема в отрицании русской культуры! Мы едим импортные фрукты и овощи зимой, вместо привычной, и в миллион раз более полезной, капусты! Предпочитаем заморские семена чиа обычным трехкопеечным семенам льна. Про пастернак и брюкву вообще умолчу. Ведь это не модно. А модно бегать со стаканом из старбакса (потому что так была запечатлена Рианна в своем инстаграмме)!!!! К сожалению проблема глобальней чем кажется издалека.

    • Светлана, а представьте, как из это «далека» забавно на всё это смотреть!;) Проблема идет из нашей истории, истории рабской, истории без единения и продолжительной гордости за своё. Жаль.

  • Elena_:

    Лида, как здорово Вы написали! Здравые, логичные и красивые мысли

  • Светлана:

    Здравствуйте, Лида. Хочу добавить оптимистическую ноту. Читая Ваш текст, вспомнила, как нам на первом курсе читал одну лекцию приехавший из Парижа Егор Данилович Резников. Ему тогда уже было под 80 и был он внуком (или правнуком?) Российского дворянина, уехавшего в первую волну эмиграции после 1917 года.
    Так вот.
    Я не настолько запомнила содержание лекции, как тот потрясающий русский язык, на котором он говорил. У нас такого уже не было. Понимаете, это был ТОТ русский язык, дореволюционный. Нет, в нем не было анахронизмов. Но построение фраз, словоупотребления что-то неуловимое…
    Этот язык мог сохраниться только в эмиграции, на него не влияли советские нововведения, бюрократизмы. Он такой, оранжерейный.
    К чему я все это? Если у них получилось пронести родной язык сквозь поколения, то и у Вас получится. Ваше дело правое.

    • Светлана, спасибо за чудесный комментарий. Я знаю, что это получится. Уже получается! Хочу отметить, что в эмиграции язык сохраняется много легче, чем в среде его разложения. Он тут замораживается, когда ТАМ подвергается гонениям со всех сторон. Здесь нет социального воздействия на самих носителей (меня и мою семью), а значит я могу спокойно законсервировать то, что имела. Беда в том, что далеко не все попадают в эмиграцию с добротным языковым багажом, по этой причине такой язык переходит позже в местный диалект. Люди знают, что им нечего терять и теряют, даже не замечая потерь.

  • Екатерина:

    Заметка напомнила прочитанную книгу «Американская оккупация» (автор — Паскаль Киньяр). Книга художественная, прекрасно написанная и очень глубокая. О том, как Америка своей культурой покорила Европу без всяких войн, и все это на живом примере из жизни обычных французских подростков.
    А заимствования меня тоже бесят. У нас в городе недавно открылось заведение с вывеской «cooking school». Неужели нельзя написать «кулинарная школа»? Нет, на английском более модно.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Политика конфиденциальности
Copyright (С) 2013-2019 Лидия В. Зинченко. Все права зарезервированы.
Использование любых материалов со страницы возможно только после письменного разрешения автора.